ГРИБАУСКАЙТЕ ЖДЁТ СВОЙ НЮРНБЕРГ?

wpid-577ca913b9377.jpg

Владислав ШВЕД

В продолжение темы, поднятой в статье Как Грибаускайте самого Маккейна превзошла, хотел бы рассказать о том, как президент Литвы инспирирует заочные уголовные процессы против россиян, которые якобы совершили военные преступления в январе 1991 г., во время силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР в Литовской ССР. Этот рассказ, думаю, весьма уместен, так как в ночь на 13 января 2015 г. исполнилось 24 года трагическим январским событиям, произошедшим в 1991-м в Вильнюсе.

Руководство Литвы скрывает истинных виновников трагических событий января 1991 г. в Вильнюсе

В продолжение темы, поднятой в статье Как Грибаускайте самого Маккейна превзошла, хотел бы рассказать о том, как президент Литвы инспирирует заочные уголовные процессы против россиян, которые якобы совершили военные преступления в январе 1991 г., во время силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР в Литовской ССР. Этот рассказ, думаю, весьма уместен, так как в ночь на 13 января 2015 г. исполнилось 24 года трагическим январским событиям, произошедшим в 1991-м в Вильнюсе.

На тему январских событий я писал уже не раз. Поэтому лишь кратко напомню. В январе 1991 г. в Вильнюсе погибли 14 граждан Литвы. В телах большинства погибших от стреляных ран литовская судмедэкспертиза обнаружила пули от охотничьих и малокалиберных ружей, а также от винтовки Мосина образца 1891/1930 г.

Причем пулевые ранения в телах погибших, как правило, были направлены сверху вниз, под углом 40-60 градусов. Между тем советские военнослужащие, которых обвинили в расстреле, находились не на крышах домов, как боевики Саюдиса, а перед толпой, окружившей телебашню. Жертвы, якобы погибшие у телебашни от наезда советских танков, были квалифицированы литовскими судмедэкспертами, как пострадавшие в автоавариях.

Но выводы судмедэкспертов не аргументы для Генпрокуратуры Литвы, которая, выполняя политический заказ президента Д. Грибаускайте и ее покровителя В Ландсбергиса, упорно заявляет, что январские жертвы дело рук группы Альфа КГБ СССР и советских десантников. Осуждение, даже заочное, 69 россиян за совершение военных преступлений в январе 1991 г., позволит властям Литвы начать кампанию по признанию СССР преступным государством.

В дальнейшем это обоснует выдвижение перед Россией требования компенсировать ущерб, нанесенный агрессией преступного Советского Союза в январе 1991 г. против Литвы. Это может потянуть не на один миллиард долларов…

Для того, чтобы была ясна абсурдность обвинений, сформулированных литовскими прокурорами, представлю на суд читателей обвинение, которое предъявлено российскому гвардии полковнику запаса, танкисту Юрию Мелю, которого литовские власти задержали 12 марта 2014 г. на Панемунском КПП.

Литовская Фемида инкриминирует ему пять деяний, квалифицируемых, как военные преступления: запрещенное международным правом обращение с людьми, убийство лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права, причинение вреда здоровью, пытки, либо иное бесчеловечное обращение с людьми, находящимися под защитой международного гуманитарного, а также запрещенные военные действия.

Известно, что танк лейтенанта Ю. Меля в ночь на 13 января 1991 г. был у телебашни и по приказу командования трижды выстрелил холостыми зарядами из пушки вверх. Однако литовские прокуроры утверждают: этого достаточно, чтобы требовать для него пожизненное заключение!

В подтверждение своих обвинений литовские прокуроры сформулировали абсурдное и недоказуемое утверждение, которое должно подтвердить, что Мель сознательно и умышленно совершал преступления против граждан Литовской Республики. В этой связи они утверждают, что лейтенант Ю. Мель якобы знал следующее:

Литва между двумя мировыми войнами являлась независимым государством;

15 июня 1940 г. ее оккупировал СССР;

11 марта 1990 г. Верховный Совет (ВС) Литовской Республики провозгласил независимость;

с этого момента на территории республики не действовала конституция никакого другого государства.

Подкрепляя вышеизложенное, прокуроры перечисляют практически все правовые акты, которые принял ВС Литвы в ночь с 11 на 12 марта 1991 г., о которых также якобы знал Мель. Это уже полный абсурд.

Получается, что вчерашний курсант танкового училища, за полгода до событий прибывший в Вильнюс для прохождения службы в 107-ой мотострелковой дивизии, был обязан знать о правовых актах, принятых Верховным Советом Литвы в ночь на 12 марта 1990 г. ЛР. Это утверждение не то, что не серьезно, а свидетельствует о серьезных проблемах с логикой у литовских прокуроров.

Помимо этого, в своих обвинениях литовские прокуроры исходят из другого недоказуемого утверждения: якобы Юрий Мель был информирован о том, что руководство СССР и КПСС в ответ на провозглашение Литвой независимости стало осуществлять политику на свержение законно сформированной власти Литвы.

При этом, по убеждению литовских прокуроров, Мель якобы знал, что при осуществлении указанной политики были приняты следующие правовые акты СССР. В этой связи прокуроры перечислили ряд Указов Президента СССР, Законов СССР и Постановлений СМ СССР по вопросам, связанным с ультимативным провозглашением Литвой независимости.

Вряд ли большинство подозреваемых, в том числе и Мель, в январе 1991 г. знали о вышеперечисленных правовых актах советского руководства. Однако об одном правовом акте они, видимо, знали, но литовские прокуроры о нем почему-то не упоминают. Это Постановление третьего Съезда народных депутатов СССР от 15 марта 1990 г., в котором была дана следующая правовая оценка факту провозглашению Верховным Советом Литвы восстановления независимого Литовского государства:

Съезд народных депутатов рассматривает упомянутые решения Верховного Совета Литовской ССР, принятые 1112 марта 1990 г., как не имеющие законной юридической силы. Съезд народных депутатов СССР констатирует, что в соответствии со статьями 74 и 75 Конституции СССР суверенитет Союза СССР и действие Конституции СССР продолжают распространяться на территорию Литвы, как союзной Советской Социалистической Республики.

Сказано более чем определенно.

Но это не аргумент для литовской Фемиды. Ее представители без тени сомнения утверждают, что лейтенанту Ю. Мелю было известно, что министр обороны СССР Дмитрий Язов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, председатель КГБ СССР Владимир Крючков и член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Олег Шенин в конце 1990 г. создали организованную группу, в которую вовлекли 159 военнослужащих и политических деятелей.

Поистине убийственным является утверждение, что лейтенант Ю. Мель, оказывается, знал, что секретарь ЦК КПСС Олег Шенин в преступную организованную группу привлек руководство Компартии Литвы/КПСС, а также восемь сотрудников аппарата ЦК КП Литвы/КПСС.

Видимо, Олег Семенович счел нужным об этом поставить лейтенанта Меля в известность?! Только как он с ним связывался, ведь Мель телефоном ВЧ не располагал? Абсурд и только.

При чтении таких перлов прокурорской мысли возникает вопрос, а все ли в порядке с мышлением у прокуроров С. Слашинскаса и Г. Пашкявичюса, ведавшими подготовкой обвинений Меля?

Тем не менее, о серьезности этих обвинений свидетельствует такой факт. 27 марта 2014 г. в Генпрокуратуре Литвы прокурор Юрга Зенюте в течение пяти часов допрашивала Ю. Меля. Особенно ее интересовало, а не командовал ли 22-летний лейтенант танковой дивизией, действовавшей у телебашни?

Не сомневаюсь, что любой россиянин подобную постановку вопроса расценил бы, как издевательскую. Это же насколько надо быть ограниченной в знаниях, если не понимать, что лейтенант в Советской Армии не мог командовать дивизией!

Дальше больше. Зенюте без тени смущения требует сообщить ей, когда и сколько раз Мель разговаривал с министром внутренних дел СССР Борисом Пуго. Мель решил отшутиться: Я с генералом чаи не гонял, поэтому не мог знать его планы. Но прокурорша едва не восприняла его ответ, как подтверждение разговоров с Пуго. Видимо, в Литве любой лейтенант, или как он там называется, может запросто звонить по телефону министру обороны или Генпрокурору.

О том, что Мель к Б. Пуго не имел никакого отношения, я даже не говорю. Высшим начальником для Меля был министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Д. Язов. Выглядит все вышеизложенное смешно, если бы не было так грустно.

Однако полковнику Мелю при таких прокурорах и судьях в Литве реально грозит пожизненное заключение…

Но продолжу перечень обвинений, которые Мелю инкриминируются, как члену организованной преступной группы. Литовские прокуроры утверждают, что члены организованной группы, в целях проведения и содействия политике другого государства СССР, а также иностранной организации КПСС и его подразделения в Литве КПЛ/КПСС, незаконной смены конституционного строя Литовского государства, покушения на его независимость, нарушения территориальной целостности, приняли решение осуществить это путем совершения преступлений против человечности и военных преступлений, с нарушением обычаев международного права и других международных обязательств.

Вот так, без тени сомнения, литовские следователи представили структуру силовых ведомств СССР, как некую преступную организованную группу, которая в январе 1991 г. выполняла личные указания противников независимости Литвы: Д. Язова, В. Крючкова, Б. Пуго и О. Шенина. И подобное якобы происходило в одном из самых централизованных государств мира?! Это уже не политические домыслы, а маразм литовских прокуроров.

Замечу, что желание литовских следователей представить руководство силовых ведомств СССР преступной организованной группой понятно. Известно, что преступления участников организованной группы караются более сурово. Помимо этого, согласно статье 3-ей Договора об основах межгосударственных отношений между РСФСР и ЛР от 29 июля 1991 г., Россия и Литва обязались сотрудничать в области борьбы с организованной и международной преступностью.

На основании этой договоренности Литва после заочных процессов потребует от России сотрудничества в деле поиска и наказания виновных в январских событиях, вплоть до их выдачи.

Для того, чтобы придать обвинению Ю. Меля, как члену организованной группы, правовую обоснованность, литовские прокуроры перечислили международне Хартии, Декларации, Пакты, Акты, Конвенции, Протоколы, которые якобы намеривалась нарушить и нарушила ранее упомянутая преступная организованная группа во главе с Д. Язовым, реализуя план введения в Литве президентского правления.

Особо подчеркивается, что преступные деяния членами группы были совершены в соответствии с ранее разработанным организаторами планом и с четким распределением ролей. Прямо какая-то банда Черная кошка государственного уровня!

Поражает следующая формулировка литовских прокуроров относительности деятельности вышеназванной организованной группы. Прикрываясь законами, указами, декретами органов власти и управления СССР, разработанным КПЛ/КПСС планом Введения в Литве президентского правления СССР, Д. Язов совместно с В. Крючковым, Б. Пуго и О. Шениным поручили неустановленным следствием лицам из, соответственно, Генерального штаба МО, МВД и КГБ СССР разработать план перехвата власти в Литве.

Оказывается Д. Язов и его сообщники, в том числе и лейтенант Мель, не организовывали выполнение Постановления третьего Съезда народных депутатов СССР, Указов Президента и Законов СССР, а прикрывались ими, решая свои сугубо личные задачи по перехвату власти в Литве. Да, полет фантазий литовских следователей поистине безбрежен…

Кстати, пытаясь представить силовую акцию в Литве, как некую самодеятельность глав силовых структур Союза СССР, Генпрокуратура Литвы тем самым выводит из-под удара бывшего Президента СССР М. Горбачева. Без сомнения, это реализация указаний из Вашингтона.

Известно, что силовая акция в Литве была не первой в СССР, а третьей, после Тбилиси и Баку. Поэтому без согласия Президента СССР она никак не могла состояться. Иначе бы головы военачальников полетели. Известно, как лихо расправился Горбачев в мае 1987 г. с элитой Советской Армии за посадку на Васильевском спуске самолета М. Руста.

Напомню, что за силовую акцию в Баку, якобы проведенную без его ведома, Горбачев удостоил Д. Язова звания Маршала Советского Союза. Как тут поверить, что Язов действовал в Баку и Вильнюсе без согласия Президента СССР? Но литовские прокуроры и слышать не хотят об этом.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод, что литовский истеблишмент, стремясь доказать советскую агрессию против независимой Литвы, якобы организованную некоторыми высокопоставленными деятелями СССР, пытается выдать желаемое за действительное. В мировой истории подобных попыток насчитывается немало. Но все они, рано или поздно, заканчивались полным фиаско. Такая участь, без сомнения, ожидает и потуги литовских властей.

В этой связи есть такой неприятный прогноз для властей предержащих в Литве. Представим, что ситуация в Литве изменится, как это бывало не раз, и реальные обстоятельства дела 13 января выяснятся. Тогда на скамью подсудимых сядет нынешнее руководство Литвы и их юридические помощники.

Вероятно, их будут судить, как членов преступной организованной группы. Прецедент-то они сами создали. Напомню, что в Грузии против бывшего президента М. Саакашвили уголовное дело уже возбудили.

В рамках такого прогноза представляется интересным, каким будет выглядеть документ о подозрении этих понасов (господ) в совершении преступных деяний, направленных на сокрытие истинных обстоятельств трагических январских событий 1991 г., если применить логику литовских прокуроров.

Итак, начинаю. Бывший Председатель Верховного Совета Литвы Витаутас Ландсбергис подозревается в том, что в декабре 1990 г., имея целью войти в историю Литвы, как политический деятель, приведший республику к независимости, создал организованную группу в составе своего заместителя по ВС Казимераса Мотеки (K. Moteka) и генерального директора Департамента охраны края Аудрюса Буткявичюса (А. Butkevičius), которая спровоцировала в Вильнюсе трагические события в январе 1991 г.

Члены этой преступной группы в январе 1991 г., призывая гражданское население на защиту стратегических объектов в Вильнюсе, сознательно нарушали 28-ю статью Женевской конвенции 1949 г. о защите гражданского населения во время войны. Международное право и вышеупомянутая Женевская конвенция квалифицирует подобное, как военное преступление.

Упомянутый К. Мотека 12 января 1991 г. безответственно и преступно заявил, что Литва находится в состояние войны с Советским Союзом. Это заявление во многом обусловило дестабилизацию общественно-политической ситуации в республике, что впоследствии привело к трагическим событиям.

По указанию В. Ландсбергиса гендиректор ДОК (Департамента охраны края) А. Буткявичюс привлек в организованную преступную группу подчиненных ему служащих ДОК, которые в ночь с 12 на 13 января 1991 г. не только расстреляли гражданских лиц у вильнюсской телебашни, но и предприняли действия по выталкиванию граждан под гусеницы советской бронетехники.

Помимо этого, А. Буткявичюс с согласия В Ландсбергиса подготовил здание Верховного Совета Литвы к поджогу в случае советского штурма, разместив в подсобных помещениях большое количество емкостей с горючими жидкостями. Учитывая, что в здании ВС, по утверждению А. Буткявичюса (Lietuvos rytas, 12.01.2014), находилось 3200 человек и оно располагало лишь четырьмя частично заблокированными мешками с песком выходами, в случае пожара счет жертвам пошел бы на тысячи. Несомненно, подобное следует квалифицировать, как попытку подготовки особо тяжкого преступления с большим количеством жертв.

После январских событий В. Ландсбергис, заметая следы и пользуясь положением главы ВС, привлек в преступную организованную группу Генерального прокурора Литвы А. Паулаускаса (А. Paulauskas), поставив тому задачу обеспечить фальсификацию обстоятельств январских событий с целью представления ответственными за эти события советских военных и политических деятелей.

Упомянутый А. Паулаускас привлек в преступную организованную группу подчиненных им следователей и прокуроров, поставив перед ними задачу организовать фальсификацию обстоятельств январских событий. Это было осуществлено и позволило объявить ответственными за гибель людей у телебашни советских военнослужащих, принимавших непосредственное участие в силовой акции по восстановлению действия Конституции СССР в Литве в январе 1991 г.

В 1994 г. В. Ландсбергис сумел вовлечь в преступную группу прокурора Генпрокуратуры Литвы Кястутиса Бетингиса (K. Betingis), ведущего уголовное дело 13 января, который согласился основную концепцию этого уголовного дела основать не на результатах объективного расследования событий 13 января, а на домыслах В. Ландсбергиса, ставящих целью отвести от себя подозрение в организации трагических январских событий и изложенных в его книге Laisvės byla (Дело свободы). Данный факт зафиксирован в уголовном деле 13 января (т. 252, с. 153).

В 1996-1999 гг. В. Ландсбергис, используя положение Председателя Сейма Литовской Республики, вовлек в свою преступную организованную группу судей в январе 1991 г. Вильнюсского окружного суда, принуждая их вести уголовный процесс по делу руководителей Компартии Литвы/КПСС, не обращая внимания на обстоятельства, подтверждающие их невиновность, а также игнорируя явные свидетельства причастности главы Сейма ЛР и его окружения к инспирированию и организации январских событий в 1991 г.

Весной 2009 г. В. Ландсбергис, став европарламентарием и оставаясь лидером консерваторов Литвы, вовлек в свою преступную организованную группу кандидата в президенты ЛР Далю Грибаускайте, вступив с ней в преступный сговор.

Его целью являлось сокрытие подлинных преступников, ответственных за трагические январские события.

Грибаускайте в обмен на поддержку консерваторами Литвы ее кандидатуры на президентских выборах 2009 г., обещала, что в случае своей победы, она обеспечит дальнейшее уголовное преследование российских граждан, бывших участников вышеупомянутой силовой акции в январе 1991 г. в Вильнюсе.

Став президентом ЛР и выполняя обещание, данное В. Ландсбергису, Д. Грибаускайте в декабре 2010 г., привлекла в преступную организованную группу Председателя Сейма ЛР Ирену Дегутене (I. Degutienė), которая обеспечила оперативное принятие необходимых поправок в Уголовный Кодекс ЛР, внесенных на рассмотрение Сейма президентом Грибаускайте. Эти поправки позволяли обвинить участников вышеупомянутой силовой акции в Вильнюсе в совершении военных преступлений, что обусловило их бессрочное уголовное преследование.

Тем самым была исключена возможность проведения расследования причастности В. Ландсбергиса и его окружения к трагическим событиям, произошедшим в январе 1991 г. в Вильнюсе.

В организованную группу, возглавляемую В. Ландсбергисом, Д. Грибаускайте привлекла Генерального прокурора ЛР Дарюса Валиса (D. Valys), который в свою очередь привлек в эту группу, находившегося в его подчинении старшего прокурора Департамента уголовного преследования Генпрокуратуры Симонаса Слапшинскаса (S. Slapšinskas).

Тот, в свою очередь, привлек в организованную группу прокурора того же Департамента Гинтаутаса Пашкявичюса (G. Paškevičius) и других прокуроров Генпрокуратуры ЛР, продолживших фальсификацию обстоятельств и свидетельств январских событий 1991 г.

Целью вышеназванной преступной организованной группы являлось обеспечение заочного осуждения российских граждан с целью окончательного сокрытия реальных виновников январской трагедии и создания дополнительного псевдоправового основания для предъявления материальных претензий к России.

Хочется верить, что когда-нибудь документ с подобным текстом получат все участники преступного сговора, пытающиеся сегодня скрыть подлинных виновников трагических январских событий в 1991 г. Напомню, что главари нацистской Германии никогда не думали сесть на скамью подсудимых. Однако сели.

Владислав Швед

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: