КАК МОСКВА ПОМОГЛА ВЕНЕ И ВАРШАВЕ ИЗВЕСТИ ДРУЗЕЙ РОССИИ И УМНОЖИТЬ ЧИСЛО ВРАГОВ

wpid-577caa6c68f6b.jpg

Сергей СОКУРОВ

Тот Львув, в который вошла Красная армия в сентябре 1939 года, а вторично через 5 лет, был по внешнему облику и по духу польским. 146-летнее владение им австрийскими Габсбургами никаких отчетливо немецких следов в городе не оставило. Лишь готское имя Лемберг звучало эхом истории в узкой долине Полтвы (приток Западного Буга) между вершинами Высокого замка и Кортумовой горы.Тот Львув, в который вошла Красная армия в сентябре 1939 года, а вторично через 5 лет, был по внешнему облику и по духу польским. 146-летнее владение им австрийскими Габсбургами никаких отчетливо немецких следов в городе не оставило. Лишь готское имя Лемберг звучало эхом истории в узкой долине Полтвы (приток Западного Буга) между вершинами Высокого замка и Кортумовой горы.

600 лет назад этой землей владели Рюриковичи, князья червонорусские, сидевшие в Галиче на Днестре. Столица древнего княжества получила свое название от населявших этот край, до прихода славян, племен кельтского происхождения, родственных галлам, а уже отсюда пошло название Галичина Галиция. Князь Лев, сын Данилы Галицкого, доблестного воина и недальновидного дипломата, поставил на Замковой горе цитадель, а под горой, на полночной стороне, вырос городок его имени, Львов. Сейчас это невыразительная городская окраина уже украинского мiста з назвою Львiв подарок дурных москалей. Только несколько старинных церквей украшают скучное в архитектурном отношении пространство. В одну из них привозили для вечного упокоения тела молдавских господарей, в Свято-Онуфриевском монастыре похоронен первопечатник Иван Федоров. Уже во второй половине XIV века, когда Львовом завладели польские короли, центр его переместился туда, где сегодня высится квадратная башня ратуши. Только одну улицу, что и до сих пор называется Руська, выделили новые хозяева галичанам, населявшим пригороды и окрестные села. Они называли себя русынами (русины). Другие улицы занял пришлый разноплеменный люд: сербы, армяне, греки, выходцы из Венгрии и немецких земель, молдаване, иудеи, поляки.

При I разделе Польши этот край отошел сидельцам Хофбурга. Новое владение австрийской короны получило пышное название Королевство Галиции и Лодомерии, а потомки прикарпатских славян и кельтов стали привыкать к немецкому имени рутены. Смена хозяев (варшавских на венских) не сказалась на этническом составе прекрасного, богато декорированного зеленью европейского города. До начала последней мировой войны половину населения составляли католики (поляки и ополяченные русины), треть иудеи и только десятую униаты русинского корня. Униатам принадлежали окрестные села и простонародные пригороды. В первой трети ХХ века половина из них, поддавшись давлению Венского проекта, уже отзывалась на кличку украинцы. Мудрая коммунистическая партия решила, что никаких русинов в УССР не должно быть. Всем туземцам Галиции, сохранившим к приходу совьетов верность родовому имени, записали в 6-ю графу советских паспортов украинец, украинка. Кто упрямился, быстро перевоспитало НКВД. Таким образом, в Советском Союзе всего за несколько лет сбылась давняя мечта польских и австрийских колонизаторов лишить аборигенов самой памяти о единой Руси. Достижение поистине стахановское. Ведь Габсбургам и сменившим их президентам Польши понадобился без малого век, чтобы, в основном, подачками и посулами склонить половину русинов-рутенов к замене родового имени на нелепое для них, окраинное имя, чтобы они поскорее забыли свое родство с Великой Русью.

Между 1945-1991 годами оно забылось полностью. Этому содействовали предыдущие события. До I Мировой войны австрийские власти перевоспитывали русинов в украинцев пряником, реже кнутом. Во время войны кнутом и виселицами, холодом, голодом и вшами лагеря Талергоф. Запысатыся в украйинськый лыст стало означать остаться в живых. В 1916 году был исход в Россию, вслед за отступавшими частями армии генерала Брусилова, сотен тысяч верных, наиболее стойких русинов, с семьями. После Октябрьской революции и Гражданки их следы затерялись.

Национальная политика Пилсудчиков взрастила до размеров монстра украинский интегральный национализм, породивший бандеровщину, уже сугубо украинское движение в Галиции. Но тем не менее, значительная часть галичан пережила II Мировую войну, отягощенную для них бандеровщиной, оставаясь русинами и внутренне протестуя против украинизации их душ.

Но тут пришли русские, мало похожие на тех, которых они встречали в 1914 году. И эти новые русские, совьеты, без объяснения причин, оказались для русинов не лучше австрийцев и поляков. Опустевшие польские города они отдали западно-украинскому селянству, не забывавшему традиций бандеровщины. Русинство на земле потомков Данилы Галицкого было обречено на упразднение и забвение. А русские из-за недальновидности своих вождей потеряли надежного союзника в центре европейского континента. Объективно, нынешняя гвардия Майдана — это порождение советской национальной политики, которую нам, наследникам Империи и СССР, расхлебывать еще десятилетия.

Мне, в бытность мою во Львове, еще удалось застать последних из могикан. В 60-х годах я близко сошелся с членами неформального кружка милых, образованных львовских старожилов, которые собирались за чайным столом по квартирам друг у друга. Это были дети и внуки узников Талергофа, других австрийских лагерей и тюрем для интернированных. Разговаривали они на литературном русском языке, вставляя в речь слова и обороты, напоминавшие мне и родную речь и мову одновременно. Мы русские, русины, — получил я разъяснение одного из них, имевшего много неприятностей из-за своего непреклонного русофильства (москвофильство другой ярлык) с польскими властями, а пуще того советскими. Последние силком, как я отметил выше, ради гибельной идеи единого украинского народа, под страхом жестокого наказания, переписали всех оставшихся в 1945 году прикарпатских русинов и карпатороссов в украинцев. Фамилий по известным причинам называть не буду: уже их дети и внуки, придерживаясь, бывает, взглядов отцов, живут во Львове, и этим достаточно сказано

Общение с этими людьми повлияло на мои политические и эстетические предпочтения. От этих людей услышал я новость, о чем еще в начале ХХ века знаменитый венский славист академик Ягич писал следующее: В Галиции, Буковине и Прикарпатской Руси эта терминология (Украина, украинец и т. д.), а равно все украинское движение является чуждым растением, извне занесенным продуктом подражания.

Этой короткой зарисовкой я, надеюсь, убедительно показал, что умом Россию не понять, а Советскую Россию (СССР) — и того трудней.

Сергей СОКУРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: