ПОЧТИ ПО ПЛУТАРХУ: ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ (?)

wpid-577cadacaa1c3.jpg

Сергей СОКУРОВ

Мне пришел на ум аналог с Брусиловским прорывом. 100 лет ему. Не повторяется ли история в известном приближении и как кровавый фарс?

Тогда вооруженные силы императорской Росссии начали за здравие: блестящий масштабный прорыв на фронте с австрийцами, звезды на погоны, ордена, свежие георгиевские кавалеры, рукоплескания тыла… Но все делалось по-нашему, традиционно: тылы наступающих отстали, интенданты разворовали все что могли (а могли все, что плохо лежало), фланги, под командованием ревнивых к чужой славе генералов, удачливого Брусилова не поддержали. Вообще, такое впечатление, что Петроград не знал, что с этой неожиданной победой делать. Лишние хлопоты, так сказать. И как на это посмотрят наши союзники?Древнеримский историк и писатель-романтик Плутарх, грек по происхождению, привил книгочеям интерес к сравнительным жизнеописаниям знаменитостей античного мира, жившим в предыдущие эпохи. Напомню забывчивым, знатный херонеец, получивший разностороннее образование в Афинах и Александрии, составляя биографии излюбленных героев Эллады, рисуя их психологические портреты, опасался раздражать самолюбивых хозяев Pax Romana. Ведь у предков зависимых от Рима жителей имперской провинции на Балканах уже были поэт Гомер и законодатель Солон, Фемистокл (победитель персов на море), скульптор Фидий, мраморный Парфенон, выдающийся архонт Перикл, царь Македонии, покоривший полмира, когда варвары Лациума на холмах у речки Тибр только-только выбирались из своих убогих хижин на с завоевание слабосильных соседей. Поэтому уроженец Беотии Плутарх, недавно удостоенный римского гражданства, отыскивал в истории латинян знаменитостей, которые чертами характера, приемами деятельности и результатами ее составляли, по мнению литературного портретиста, пару с тем или иным знаменитым греком. Например, Юлий Цезарь и Александр Великий.

Таким образом, кроме психологических портретов, прорисовывался подробно фон, на котором действовали герои. И, разумеется, параллельными под рукой автора становились события. На протяжении 19-и веков (Плутарх жил в 46-120 гг. н.э.) с легкой руки знаменитого уроженца г.Херонее, что в Беотии, ум человеческий постоянно отыскивает такие параллели, они многообразны, впечатляют. Отношение к ним разное. Одно очевидно, другое — спорно.

На днях я получил от неординарного участника Новороссийской трагедии короткое, полное пессимизма письмо, которое претендует на место в ряду сравнительных событий. По моему мнению, не без основания. Излагаю его с некоторыми правками.

Видимо, Сергей Анатольевич, до конца моих дней будут болезненно преследовать меня тяжелые воспоминания о Новороссийской страде, которую если и именовать эпопеей, как склонны считать некоторые вольные и невольные участники и сторонние наблюдатели, то трагической эпопеей. Почти не осталось надежды, что она закончится нашим торжеством на костях. Поражение патриотов заложено уже в Минских соглашениях. Одна амнистия для нас чего стоит!? Мы тем самым признаем себя преступниками, добивающимися снисхождения Киева.

Мне пришел на ум аналог с Брусиловским прорывом. 100 лет ему. Не повторяется ли история в известном приближении и как кровавый фарс?

Тогда вооруженные силы императорской Росссии начали за здравие: блестящий масштабный прорыв на фронте с австрийцами, звезды на погоны, ордена, свежие георгиевские кавалеры, рукоплескания тыла… Но все делалось по-нашему, традиционно: тылы наступающих отстали, интенданты разворовали все что могли (а могли все, что плохо лежало), фланги, под командованием ревнивых к чужой славе генералов, удачливого Брусилова не поддержали. Вообще, такое впечатление, что Петроград не знал, что с этой неожиданной победой делать. Лишние хлопоты, так сказать. И как на это посмотрят наши союзники? Ведь открывалась дорога на Вену, значит, конец войне, благодаря России, что англосаксам и франкам горше поражения. Ведь они тогда не нуждались в спасительных действиях русской армии. Одним словом — отступаем. Как-то привычней. Отойдем малость и закрепимся. Позиционная война все равно во вред противнику, пересидим победу, как на Угре в 1480 году. 100 лет назад за отступающей императорской армией двинулось с насиженных мест несколько сот тысяч русинов-галычан. А на новых местах, на Волге, ждала их вскоре российская гражданка и полное растворение в ней. Но дома, в Галиции, осталось большинство, православные и униаты, которые подверглись репрессиям со стороны австрийской власти (Лагерь Талергоф, тюрьма Терезин) и расправам руками злобного, беспощадного украинства (виселицы по селам, разоренные хозяйства).

Вы, Сергей Анатольевич, справедливо обвиняете большевиков в создании обширной и многолюдной Единой Украины-УССР за счет неукраинцев, страны, активная часть населения которой была с самого начала неприязненной к Русскому миру. Но большевики лишь продолжили то, что начато было в 1914-1916 годах: предательство старорусинов, верных России, и заискивание перед открытыми и скрытыми нашими врагами украинством, как политическим, антимосковским и антиправославным течением. В наши дни уже в облике галичан-укранцв более отъявленных русофобов не найти. Первая мировая началась летом 1914. Летом 2014 — война на Донбассе. Тогда, в 1916 году, и теперь, в 2016 году, результаты плачевны: отступаем

Подпись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: