ВЫУЧЕННЫЙ УРОК: НОВАЯ КРЫМСКАЯ ВОЙНА И РОССИЯ

wpid-577ca8c18472b.jpg

Сергей КРИВОПУСТОВ

Прошедшая полтора века назад Крымская война дала мощный исследовательский, философский, экономический и политический импульс для России и ряда других стран на весь XIX и даже XX век. Многочисленные ученые, представляющие совершенно разные научные школы, изучали и продолжают изучать феномен Крымской войны

Прошедшая полтора века назад Крымская война дала мощный исследовательский, философский, экономический и политический импульс для России и ряда других стран на весь XIX и даже XX век. Многочисленные ученые, представляющие совершенно разные научные школы, изучали и продолжают изучать феномен Крымской войны.

Аналогии с сегодняшними событиями в мире напрашиваются сами собой: и очередной виток конфронтации России с Западом, и единство в его действиях, и массированная информационная атака коалиции западных стран разве что до открытых боевых действий непосредственно между основными игроками дело не дошло.

И хотя полем сражения выступает совсем не бассейн Черного моря и Крымский полуостров (хотя военные действия в ту Крымскую войну проходили и в Бессарабии, на Кавказе, на Балтике и даже Тихом океане), а территория Украины, цели сторон подозрительно схожи. Для России это вопрос собственной безопасности и защиты своего народа (в XIX веке это были единоверцы православные христиане), а для коалиции Запада ни в коем случае не допустить усиления России (мощный флот в Черном море, который со временем обеспечил бы Российской империи доступ к проливам).

Итоги Крымской войны для нашей страны были, мягко говоря, неутешительны. Колоссальные человеческие потери, гибель Черноморского флота и запрет на его возрождение, удар по геополитическим амбициям и имиджу России, не говоря уже о том, что в ходе войны была выявлена серьезная технологическая отсталость нашего оружия, флота, систем снабжения.

Не увидеть в текущей геополитической ситуации повторение событий 50-х годов XIX века очень тяжело

Новый вызов старого порядка

Начать хотя бы с повода для введения первых экономических санкций в марте 2014 года: возвращение Крыма в состав нашей Родины и последовавший конфликт на Юго-Востоке Украины. Возвращаясь на полтора века назад, видим: Николай I встал на защиту православных подданных турецкого султана, что, в общем-то, в глазах Запада гораздо более веская причина для конфронтации, чем действия современной России. Про неправомерность и лицемерность придирок Запада было сказано не раз: что позволено Юпитеру не позволено быку. 2014 год помог усвоить этот урок как никогда хорошо.

Много раз говорилось о том, что не будь Крыма, не будь Новороссии, причина для наезда все равно бы нашлась. Крым и Новороссия просто послужили катализатором и вынудили сбросить маски точно так же, как и ультиматум России Османской империи в 1853 году послужил поводом для англо-французско-сардинской коалиции начать войну с Россией.

Подтвердить этот тезис несложно: Белый дом заявил о том, что президент США Барак Обама подпишет закон о новых санкциях против России. Среди прочего, есть любопытная строка о введении санкций в отношении любой компании, инвестирующей в разработку полезных ископаемых на российском шельфе. Казалось бы, при чем тут Украина?

Скорректировать повторение истории

Несмотря на экономическое давление, есть основания полагать, что напрашивающиеся исторические аналогии руководство страны заметило, а необходимый исторический урок усвоило.

Во-первых, Россия не допустила изоляции и не дала загнать себя в угол. В XIX веке против нашей страны ополчились фактически все могущественные государства мира, сегодня же Запад остается по-прежнему мощным центром силы, но не является единственным таким центром.

Полтора столетия назад, учитывая уровень развития технологий (не только России, но и всего мира), наша страна попала в окружение, помощи прийти было неоткуда: английский флот стоял и в Балтийском море, и в Черном, и на Тихом океане. Да и чего уж там: обратиться за помощью было не к кому. Потенциальный союзник, Австро-Венгерская империя, которая, по идее, должна была быть благодарна за помощь в подавлении венгерского восстания 18481849 гг., выступила на стороне враждебной России коалиции.

Сейчас ситуация другая. Повторимся: Запад не является единственным центром силы, и Россия этим активно пользуется, раз за разом подписывая договоры о стратегическом сотрудничестве с азиатскими и ближневосточными странами. Сейчас уже можно констатировать: окружить себя Россия не дала. Даже усердно блокируемый экономическими и политическими мерами Крым изолировать не получилось: на заседании ООН его возвращение не признала только половина стран-участников, а наши стратегические партнеры в целом отнеслись к ситуации нейтрально, но с пониманием. Более того, правительством Крыма ведется активный поиск инвесторов. И он даже увенчался кое-каким успехом, судя по выступлению премьер-министра республики Сергея Аксенова по возвращении из Индии.

Во-вторых, до активных боевых действий дело так и не дошло и наверняка уже не дойдет. Активно перевооружаемые и модернизируемые Вооруженные силы России сейчас представляют собой серьезную угрозу любому интервенту, а оборонная доктрина разрешает использовать ядерное оружие в ответ на военную агрессию. Плюс Россия не дала поводов и, главное, возможностей для проведения военной операции на ее территории: несмотря на постоянные заявления украинских и западных политиков о присутствии регулярных военных частей и войск специального назначения на территории Новороссии, реальных доказательств представлено не было.

Материал для будущих учебников

Итак, руководство РФ сделало верные выводы из одного из важнейших уроков своей истории. Удар извне Россия держит и способна держать еще долгое время. А вот способна ли наша Родина выдержать удар изнутри? Этот вопрос пока остается открытым. Пресловутое импортозамещение (читай суверенную экономическую политику), о чем столько говорилось на протяжении последних лет, приходится запускать чуть ли не с колес, уже в разгар экономической войны. Засилье же либералов в экономическом блоке правительства тормозит этот небыстрый процесс еще сильнее.

Какие же еще задачи предстоит решить руководству страны?

1. Информационная обороноспособность. Прежде всего стоит опасаться паникеров и граждан, которые целенаправленно или неосознанно играют на стороне нашего геополитического соперника.

Когда горячей войне нет места, в ход идет война информационная. Нельзя сказать, что ее методы применяются против нашей страны впервые. Но если раньше пропаганда работала в основном через радиостанции, то теперь есть в сотни раз более эффективный интернет.

В сети иронизировали над относительно небольшой суммой денег (60 миллионов долларов), выделенной на поддержку свободы СМИ в России, как, мол, тирана на такие деньги свергать? На самом деле, данных средств более чем достаточно для вбросов различной агитационной, пропагандистской информации. Тут не нужны авторитетные СМИ с огромными бюджетами достаточно создавать информационный шум в социальных сетях, и последствия таких действий не заставят себя долго ждать.

Нельзя утверждать, что Россия к отражению информационной атаки не готова: достаточно хотя бы день последить за федеральными каналами, чтобы в этом убедиться. Из экрана телевизора стабильно доносится разъясняющая информация, направленная на то, чтобы успокоить, убедить граждан в том, что причин для паники нет.

Тем не менее социальные сети, не раз доказавшие свою эффективность во время арабской весны и прочих майданов от украинского до китайского, продолжают оставаться за рамками необходимого, пристального внимания со стороны государственных структур.

2. Нынешнее отсутствие изоляции России защищает ее только от удара в лоб. Однако за прошедшие полтора столетия у Запада появился инструмент атаки в то место, где противник менее всего подготовлен. Речь о цветных революциях государственных переворотах и прочих инструментах дестабилизации у непосредственных границ России.

Стратегическое партнерство с Китаем, разворот в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона это, безусловно, очень хорошо, но мало. России нужны союзники на ее границах. По факту, союз с соседями всего лишь воспроизведение привычного порядка вещей, пошатнувшегося за последние два десятка лет, когда южные рубежи нашего Отечества продвинулись до природных границ.

Благо, позитивные шаги в направлении стратегического партнерства мы отмечаем с завидной регулярностью: как раз 23 декабря Евразийский экономический союз официально принял в свой состав Армению и Киргизию, увеличив число участников до пяти. Интересные и важные подвижки в верном направлении можно наблюдать и в Узбекистане, однако перспективы присоединения к Союзу этой республики пока туманны.

3. В той войне Россию сильно подвела инфраструктура. Грузы от Москвы до Севастополя шли по несколько месяцев. Снабжение же коалиционной вражеской армии было отлажено как часы: корабль из Англии шел всего месяц, а в Балаклаве от порта к передовой была проложена железная дорога. Отсюда вывод: общее развитие путей сообщения, транспортных коридоров. В особенности это касается блокированного с суши Крыма, находящегося в многолетней осаде евразийского форпоста (ПМР), а также нового члена ЕАЭС Армении.

Для успешного отражения очередной атаки западной коалиции, на самом-то деле, не нужны титанические усилия, разорительные расходы, непопулярные меры. Для этого России нужна лишь консолидация элиты и граждан, постоянный диалог между ними и постоянный поиск взаимопонимания. Остальное приложится.

Сергей Кривопустов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: