Награды великого русского полководца Александра Васильевича Суворова

wpid-577c9e7c25cb1.jpg
Всем нам с детских лет хорошо известен портрет великого русского полководца Александра Васильевича Суворова, выполненный в 1818 году замечательным русским гравером Н. И. Уткиным с портрета И. Шмидта. Исполненный через восемнадцать лет после смерти Суворова, он сразу же получил самое широкое распространение и стал как бы каноническим его изображением. Однако не секрет, что на гравюре Уткина наружность полководца дана в сильно преображенном, приукрашенном виде. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к свидетельствам современников. Гениальный военачальник на поле боя, «не воспитанный» чудак в высшем обществе, простой и сердечный в обращении с солдатами, враг роскоши и общепринятых условностей в своем быту, но одновременно и человек далеко не равнодушный ко всякого рода отличиям, почестям и орденам, — таков был Суворов. Все, кто видел его, единодушно отмечали «непредставительность» и даже «невзрачность» его наружности и в то же время необыкновенную живость, подвижность его лица, стремительную смену настроений, насмешливый, «полный огня взгляд», В последние годы жизни лицо его было изрезано морщинами, причем настолько выразительно, что «как бы говорило без помощи слов». Всего этого мы не увидим на уткинском портрете, показывающем генералиссимуса, по-видимому, именно в поздний период его жизни — в блеске славы, при орденах и с орденской лентой через плечо.  

НАГРАДЫ СУВОРОВА

 

Всем нам с детских лет хорошо известен портрет великого русского полководца Александра Васильевича Суворова, выполненный в 1818 году замечательным русским гравером Н. И. Уткиным с портрета И. Шмидта. Исполненный через восемнадцать лет после смерти Суворова, он сразу же получил самое широкое распространение и стал как бы каноническим его изображением. Однако не секрет, что на гравюре Уткина наружность полководца дана в сильно преображенном, приукрашенном виде. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к свидетельствам современников. Гениальный военачальник на поле боя, «не воспитанный» чудак в высшем обществе, простой и сердечный в обращении с солдатами, враг роскоши и общепринятых условностей в своем быту, но одновременно и человек далеко не равнодушный ко всякого рода отличиям, почестям и орденам, — таков был Суворов. Все, кто видел его, единодушно отмечали «непредставительность» и даже «невзрачность» его наружности и в то же время необыкновенную живость, подвижность его лица, стремительную смену настроений, насмешливый, «полный огня взгляд», В последние годы жизни лицо его было изрезано морщинами, причем настолько выразительно, что «как бы говорило без помощи слов». Всего этого мы не увидим на уткинском портрете, показывающем генералиссимуса, по-видимому, именно в поздний период его жизни — в блеске славы, при орденах и с орденской лентой через плечо.  
 Мундир полководца на портрете украшают семь орденских крестов и четыре звезды. Что это за ордена? За какие подвиги они получены?  
 Лента через плечо, так же как и верхняя восьмиконечная звезда, означают знаки высшего российского ордена — Андрея Первозванного, награду полководца за победу под Кинбурном в 1787 году. Два года спустя, после победы под Фокшанами, Суворову были пожалованы бриллиантовые знаки этого ордена. Самый большой шейный знак на портрете — крест ордена Анны, усыпанный бриллиантами. Суворов получил его в 1770 году, когда этот орден еще не имел степеней. В 1771 году он был награжден орденом Александра Невского, мы знаем, что при Андреевской ленте он не надевался.  
 Два этих ордена Суворов получил за победы, одержанные в войне против Барской конфедерации -союза польской шляхты, выступавшей за сохранение привилегий Католической церкви и шляхетских вольностей. В этой же войне за победу под Ланцкороной 19 августа 1771 года Суворов получил Георгиевский крест 3-й степени. Его мы на портрете не видим, но легко узнаем ромбовидную Георгиевскую звезду. Генералиссимус был кавалером 3-й, 2-й и 1-й степеней военного ордена, и на портрете он изображен со знаками высшей степени. Лента через правое плечо не видна, так как она надета под мундиром и закрыта широкой Андреевской лентой.  
 Знаки ордена Георгия 2-й степени А. В. Суворов получил за военные действия против турок при Туртукае в мае 1772 года. В этом сражении он принимал непосредственное участие, был в рукопашной схватке и получил ранения. Суворов гордился наградами за участие в этом бою, в котором сам действовал штыком и шпагой. В своем искреннем письме к главнокомандующему Салтыкову он писал через несколько дней после боя:  «Не оставьте, ваше сиятельство, моих любезных товарищей, да и меня, Бога ради, не забудьте, кажется, что я вправду заслужил Георгиевский второй класс: сколько я к себе холоден, да и самому мне то кажется. Грудь и поломанный бок очень у меня болят, голова как будто подраспухла».  
 Орденом Георгия 1-й степени А. В. Суворов был награжден за победу над турками при Рымнике в 1789 году. Вместе с этой наградой полководец получил титул графа Рымникского и украшенную алмазами шпагу. Победа при Рымнике была крупнейшим событием русско-турецкой войны 1787-1791 годов, однако солдаты никаких наград за нее не получили. А. В. Суворов, желая достойно вознаградить истинных победителей — свои храбрые войска, прибег к такой церемонии: построенным в каре солдатам были розданы лавровые ветви. Суворов обратился к ним с речью, в которой благодарил их за подвиг, страстно, доступным языком говорил о славе, победе, чести и лаврах. После этого солдаты, как это было условлено, увенчали друг друга лавровыми ветвями.  
 Своим главным подвигом А. В. Суворов считал взятие Измаила. «На подобный штурм можно решиться только однажды в жизни», — говорил он впоследствии. Но за эту выдающуюся победу Суворов был отмечен не ожидаемым и вполне заслуженным фельдмаршальским званием, а производством в подполковники гвардейского Преображенского полка, полковником которого числилась Екатерина II. Это считалось почетным, но таких подполковников — престарелых генералов — было уже десяток, а Суворов был один. Такая «почесть» выглядела прямым издевательством, «измайловский стыд» был для Александра Васильевича горьким воспоминанием до конца жизни. Причина же оскорбления крылась в неприязни к нему главнокомандующего Г. А. Потемкина, который не пожелал делить «высочайшие» милости со своим подчиненным.  
 Тогда же, в 1791 году, появилась и необычная персональная медаль в честь победителя Измаила. Суворов изображен на ней с непокрытой головой, в наброшенной на плечи львиной шкуре, т. е. в виде Геркулеса. На оборотной стороне помещены четыре щита с надписями — Рымник, Измаил, Фокшаны, Кинбурн, сверху выбито: «победих», а внизу помещены даты этих сражений. Портрет Суворова на медали подчеркнуто лишен каких-либо прикрас, натуралистично переданы черты его старческого лица. В сочетании с «героическими» атрибутами в духе классицизма это придает медали известную гротескность. Подобная двусмысленная награда выражала отношение придворных кругов к «заносчивому» победителю.  
 Нижняя восьмиконечная звезда на мундире А. В. Суворова, состоящая из золотой четырехугольной и наложенной на нее такой же серебряной звезды, говорит о награждении великого русского полководца орденом Владимира. Суворов получил 1-ю степень Владимира за присоединение «разных кубанских народов к Всероссийской империи» в 1783 году.  
 На груди полководца, поверх Андреевской ленты, виден белый крест с раздвоенными концами, украшенный сверху короной и трофеем. Это большой крест ордена Иоанна Иерусалимского. Он был получен Суворовым 9 февраля 1799 года. Незадолго до этого опальный фельдмаршал был вызван Павлом I из Кончанского и назначен главнокомандующим союзными армиями в войне против Франции.

Впереди еще были Адда, Треббия, Нови, Сен-Готардский перевал, Чертов мост — и титул князя Италийского, звание генералиссимуса, иностранные ордена (которые украшают грудь Суворова на портрете), приготовление к торжественной встрече в Петербурге и новая опала, короткая, но уже до самой смерти…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: