Поединок

Свой подвиг заместитель командира эскадрильи капитан Геннадий Елисеев совершил в ноябре 1973 года. С тех пор прошло уже более четверти века, и знавших его лично почти не осталось ни в прежних полках, где он служил, ни на последнем месте службы.
Тем не менее люди, знакомые с ним в разное время, все же нашлись. Их рассказы помогают представить нам этого человека и подвиг, который он совершил…
Геннадий Николаевич Елисеев в тот день был на боевом дежурстве. Ночью происшествий не было. Утром облака, из которых всю ночь моросил мелкий, как через сито, дождь, поднялись повыше, но все еще попрежнему плотно затягивали небо. На аэродром прибыли летчики — намечались плановые учебные полеты в сложных метеоусловиях. Начали давать команды на взлет. Истребители по очереди выруливали на ВПП (взлетно-посадочную полосу) и поднимались в небо. Ничего не предвещало грядущей тревоги.
В это время рядом с границей, в глубине выступающего на карте клина, отодвигающего с юга границу СССР, барражировали (несли дежурство) два иностранных военных самолета. С советской стороны также поднялись два истребителя ПВО. Через некоторое время один из потенциальных нарушителей развернулся и ушел назад на свою территорию, в то время как другой повернул в сторону границы, пересек ее и стал углубляться в воздушное пространство СССР. Поднявшаяся пара советских истребителей не успевала по времени перехватить его так, чтобы самим не нарушить границу сопредельного государства.
Дежурный офицер боевого управления приказал старшему дежурного звена истребителей капитану Елисееву идти на взлет, указав при этом, что цель реальная.
«МиГ-21» пошел на взлет. Пока он набирал высоту, штурман командного пункта (КП) доложил командиру полка о нарушении воздушного пространства. Командир полка подполковник Мураховский приказал готовиться к взлету другому летчику дежурного звена капитану В. Спасскому и выехал на КП. Истребитель-перехватчик капитана Елисеева стали наводить на цель.
Елисеев родился в 1937 году в Сталинграде. Когда ему было четыре года, отца призвали на фронт, и его он почти не помнил. Письма с фронта доходили редко.
Немцы уже приближались к Сталинграду.

Поединок

Свой подвиг заместитель командира эскадрильи капитан Геннадий Елисеев совершил в ноябре 1973 года. С тех пор прошло уже более четверти века, и знавших его лично почти не осталось ни в прежних полках, где он служил, ни на последнем месте службы.
Тем не менее люди, знакомые с ним в разное время, все же нашлись. Их рассказы помогают представить нам этого человека и подвиг, который он совершил…
Геннадий Николаевич Елисеев в тот день был на боевом дежурстве. Ночью происшествий не было. Утром облака, из которых всю ночь моросил мелкий, как через сито, дождь, поднялись повыше, но все еще попрежнему плотно затягивали небо. На аэродром прибыли летчики — намечались плановые учебные полеты в сложных метеоусловиях. Начали давать команды на взлет. Истребители по очереди выруливали на ВПП (взлетно-посадочную полосу) и поднимались в небо. Ничего не предвещало грядущей тревоги.
В это время рядом с границей, в глубине выступающего на карте клина, отодвигающего с юга границу СССР, барражировали (несли дежурство) два иностранных военных самолета. С советской стороны также поднялись два истребителя ПВО. Через некоторое время один из потенциальных нарушителей развернулся и ушел назад на свою территорию, в то время как другой повернул в сторону границы, пересек ее и стал углубляться в воздушное пространство СССР. Поднявшаяся пара советских истребителей не успевала по времени перехватить его так, чтобы самим не нарушить границу сопредельного государства.
Дежурный офицер боевого управления приказал старшему дежурного звена истребителей капитану Елисееву идти на взлет, указав при этом, что цель реальная.
«МиГ-21» пошел на взлет. Пока он набирал высоту, штурман командного пункта (КП) доложил командиру полка о нарушении воздушного пространства. Командир полка подполковник Мураховский приказал готовиться к взлету другому летчику дежурного звена капитану В. Спасскому и выехал на КП. Истребитель-перехватчик капитана Елисеева стали наводить на цель.
Елисеев родился в 1937 году в Сталинграде. Когда ему было четыре года, отца призвали на фронт, и его он почти не помнил. Письма с фронта доходили редко.
Немцы уже приближались к Сталинграду.
Участились бомбежки. Во время очередного налета их дом был разрушен. Пришлось перебираться в землянку. Дед Геннадия к тому времени не мог передвигаться сам — был частично парализован. Его вынесли на руках на солнце погреться. Рядом играли внуки. И вдруг начался артобстрел — их район города находился уже в пределах досягаемости фашистской артиллерии. Деда убило на месте осколком, старшему брату Геннадия, Николаю, другим осколком рассекло голову и выбило глаз. После этого трагического случая матери приходилось очень нелегко с тяжелораненым старшим сыном и с малыми детьми, младшим из которых был Гена. Весной 1945 пришла похоронка на отца Геннадия. Н. А. Елисеев, кавалер ордена Отечественной войны II степени, пал смертью храбрых на земле Германии за три недели до ее безоговорочной капитуляции.
Рос Геннадий в атмосфере преклонения перед отвагой и мужеством защитников Сталинграда. Он с детства мечтал стать военным. Как и многие мальчишки его возраста, он хотел стать военным летчиком. В 1953 году Геннадий поступил в Сталинградский аэроклуб для обучения на планериста. После окончания клуба, через год, был зачислен на курсы пилотов, а в сентябре 1955 года окончил эти курсы и был направлен в Качинское авиационное училище. Обучение летному делу давалось курсанту легко, на занятиях он показывал отличные результаты. Но его стали тяготить учебные полеты на стареньких «Як-11», он мечтал учиться на реактивном истребителе. А в училище их курс на этих самолетах не обучался. Тогда группу лучших курсантов, в которую вошел и Елисеев, после окончания второго курса перевели в другое училище, где обучали уже пилотированию новых тогда «МиГ-17». Этот истребитель Елисеев освоил так же хорошо, как и учебный «Як-11». По окончании этого училища он и его товарищи должны стать первыми летчиками-инженерами (это была новая специальность).
28 октября 1959 года Г. Елисееву и другим выпускникам училища было присвоено лейтенантское звание. Геннадий получил назначение в Белорусский военный округ. В полку на территории тогдашней БССР он был одним из первых допущен к самостоятельным полетам на реактивном истребителе. Через полгода Геннадия вместе с товарищами переводят в соседний истребительный полк. Однако вскоре Елисеев попадает в эскадрилью, которой командовал майор Л. Белых. Там ему предстоит переучиваться на новый «МиГ-21», который недавно стал поступать на вооружение. Через две недели Елисеев успешно сдал зачет по материальной части самолета, выполнил всю учебную программу и приступил к самостоятельным полетам на новом истребителе.
Осень 1964 года Елисеев встретил в ГСВГ (Группе советских войск в Германии), в гвардейском полку истребительной авиации. Он быстро освоился на новом месте и проявил себя как грамотный, исполнительный летчик. Часто нес боевое дежурство в полку.
Через три года, в 1967 году, Елисеев получил квалификацию военного летчика первого класса, а еще через два года стал командиром звена.
В октябре 1971 года капитана Елисеева перевели в приграничный военный округ и назначили заместителем командира эскадрильи. Служба здесь была еще более напряженной, ведь советским летчикам приходилось пресекать разведывательные полеты самолетов стран НАТО. Да и проверок Министерства обороны здесь было чуть побольше и ответственности тоже. Всего на реактивных истребителях Елисеев к тому времени налетал уже 1700 часов, из них более 1000 на «МиГ-21». Это был уже летчик с большим опытом пилотирования. На полковых учениях Елисеев не раз вылетал на перехват учебной цели, но на перехват реальный вылетел впервые.
«МиГ-21» набрал нужную высоту, полет проходил нормально.
— Двести сороковой, ваш курс — восемьдесят.
— Понял, выполняю. Высота, скорость цели?
— Семь, девятьсот пятьдесят.
Наведение перехватчика принял на себя уже другой КП, который находился ближе.
Здесь дежурил капитан В. Темный. По тону переговоров с КП Елисеев понял, что дежурный нервничает. Это было вызвано тем, что самолет нарушителя, поняв, что он обнаружен и преследуется, повернул обратно.
Командованию же полка важно было не упустить его безнаказанно.
Капитан Темный вывел истребитель Елисеева позади самолета-нарушителя, и он продолжал сближаться с целью. «МиГ-21» вышел из облаков, и летчик ясно увидел двухместный самолет, по конфигурации напоминающий разведывательный вариант истребителя «вероятного противника» военно-воздушных сил НАТО.
— Я двести сороковой.Вижу цель слева по курсу, — доложил Геннадий на КП и добавил: — Расстояние семнадцать двадцать километров.
С земли капитан Темный ответил:
— Принудить к посадке!
Приблизившись к нарушителю, Елисеев стал подавать сигнал, который был принят в международной практике и означал: «Вы нарушили воздушное пространство, следуйте за мной». Этот сигнал был разработан и был известен всем летчикам мира и предназначался для вольных и невольных нарушителей воздушного пространства сопредельных государств. И экипаж натовского самолета отлично понял его, но вместо того, чтобы выполнять законное требование советского истребителя, увеличил скорость, уходя в сторону границы.
Елисеев доложил на КП об отказе следовать его указаниям. Штурман наведения подал команду:
— Цель уничтожить!
Елисеев доложил:
— Есть захват!
Однако самолет-нарушитель очень умело уворачивался, чтобы выйти из зоны обстрела: видно было, что экипаж натовского истребителя весьма опытен в таких делах. Он закладывал глубокие крены, бросался из стороны в сторону, менял высоту. Вполне вероятно, что ему все же удалось бы выйти из советской зоны, перелетев на свою сторону границы. Тем более что до нее оставались считанные километры. Тогда с земли поступил приказ:
— Двести сороковой. Таран!
Елисеев ответил:
— Вас понял, выполняю!
Почему командование решило пожертвовать жизнью советского летчика и его самолетом для уничтожения нарушителя, который не успел еще выполнить своей разведывательной цели, остается загадкой. Может быть, это был просто принцип: «Никому не позволено нарушать наши рубежи безнаказанно!». Мы этого не знаем. Шла холодная война, слово «разрядка» хотя уже и прозвучало в мире, пока не означало ничего, кроме туманного намерения. Жестокое противостояние, особенно в воздухе и в космосе, продолжалось, не ослабевая ни на минуту.
Факт остается фактом: Геннадий Елисеев принял приказ с земли и выполнил его с честью. Нет сомнения в том, что Елисеев помнил о неизрасходованном боекомплекте, о том, что цель может быть уничтожена с помощью оружия, но на прицеливание и перезарядку оружия ушло бы время, а его не было. Летчик знал: если «земля» приказывает идти на таран, значит другого выхода нет. Ему было неизвестно, насколько близко или далеко находится граница. «Вас понял», и все… Капитан Темный хорошо видел на экране радара, как две светлые точки сошлись в одну и растворились, исчезая с экрана.
— Двести сороковой, отвечайте! Двести сороковой, отвечайте!
Ответа нет…
В соответствии с результатами расследования, поединок Елисеева с самолетом-нарушителем с момента выхода на цель до тарана длился всего три минуты. Елисеев первым в истории реактивной авиации совершил воздушный таран. Он уничтожил самолет нарушителя и погиб смертью храбрых. За мужество и героизм, проявленный при выполнении боевого задания, капитану Елисееву Геннадию Николаевичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: